Жители Коми расплачиваются за систематические фальсификации и приписки

Усинск не способен произвести столько мусора, за сколько платит.

Две недели назад власти региона торжественно сообщили: началось общественное обсуждение проекта Территориальной схемы обращения с ТКО, которое продлится до 10 декабря. После этого схема примет форму закона.

При МинЖКХ создана рабочая группа по рассмотрению замечаний и предложений. Общественное обсуждение проекта Территориальной схемы будут мониторить в муниципальных образованиях. А общественники внесут предложения на различных «толковищах», в том числе и на площадке Общественной палаты РК.

«Трибуна», внимательно следившая за ходом так называемой «мусорной реформы», побывала на нескольких таких обсуждениях. Выводы мы делаем неутешительные: в Территориальной схеме принципиально ничего не меняется, населению от «всенародного» обсуждения легче не станет, а «мусорный» тариф не снизится.

«Свой глазок – смотрок»

Нормативная база объемов и массы ТКО в Коми была принята «с потолка». Собственные замеры в регионе не проводились, федеральные законы нарушены. Схему, по некоторым данным, выполнили московские специалисты по «усредненным нормативам» за приличные деньги.

В представлении прокурора Коми главе РК в 2019 году прямо указано: «Министерством энергетики, жилищно-коммунального хозяйства и тарифов Республики Коми вопреки Правилам определения нормативов накопления твердых коммунальных отходов замеры накопления ТКО не проводились, а запрашивались ежесезонно от органов местного самоуправления. При этом ни федеральным законом «Об отходах производства и потребления», ни иными нормативными правовыми актами на органы местного самоуправления не возложены полномочия по проведению необходимых замеров. Информацию об объеме отходов они направляли в министерство на основании сведений управляющих организаций либо с указанием примерного объема, то есть произвольно. В свою очередь эти недостоверные сведения способствовали завышению затрат регионального оператора на транспортирование отходов из мест их накопления, учтенных при установлении тарифа».

Другими словами, замеры проводились «на глазок», оператор завышал расходы. А отсюда – и запредельные тарифы на вывоз мусора.

Страшная картина

Министр природных ресурсов Коми Роман Полшведкин заявил на «круглом столе» в Госсовете, что в его ведомстве пересчитали объем образующихся на территории региона отходов, и Территориальная схема обращения будет скорректирована.

В утвержденной совместным приказом Минприроды и МинЖКХ Терсхеме на текущий год был установлен объем образования мусора в размере 535 тыс. тонн. После пересчета оказалось, что всего образуется в год только 306 тыс. тонн твердых коммунальных отходов. Это на 229 тыс. тонн меньше! Чиновники Минприроды такое расхождение объясняют тем, что ранее в объем образования ТКО в год включались промышленные отходы, которые не относятся к коммунальным. И это выяснилось только сейчас? А раньше чиновники об этом не знали?

По мнению экспертов, раскрылась страшная картина «приписок», которые легли в основу для утверждения «мусорных» тарифов и производственной программы ООО «Ухтажилфонд» (так назывался регоператор до смены вывески). А также фальсификация отчетных данных за 2019 год «Региональным оператором Севера», которые представлены в органы статистики и налоговикам. Так, за прошлый год «главный мусорщик» принял от физических и юридических лиц 440 тыс. тонн отходов, что на 134 тысячи тонн больше, чем их могло образоваться!

В отчете указано, что от потребителей получен 1 миллиард 247 млн рублей, расходы на транспортировку мусора составили 762 млн рублей, а расходы на захоронение – 107 млн руб. При этом региональный оператор умудрился оказаться еще и в убытке на 110 млн рублей! Вот такие сногсшибательные отчетные показатели деятельности по обращению с ТКО.

В то же время, к примеру, из Усть-Цилемского района на Ухтинский полигон (за 363 километра согласно Территориальной схеме) не вывезено ни одной тонны мусора. И никаких изменений на следующий год по этому направлению в Терсхеме не предвидится.

«Это нонсенс!»

В прошедший вторник на «круглом столе» в Общественной палате возник спор о системе подсчета мусора, поступающего на полигоны и фигурирующего в отчетах. Партнеры регоператора поставили под сомнение тарифы за ТКО и заявили, что объемы мусора в регионе в разы ниже. Дело в том, что в представленной на этот год Терсхеме такой показатель, как объем мусора, исключен из расчетов.

Эксперт ОНФ Александр Медведевас заявил: «Это нонсенс! Все полигоны рассчитывают производственную программу в «кубах», а в Терсхеме указаны тонны. К примеру, в Усинске якобы образовывается 25 тыс. 932 тонны отходов в год, но фактически их от силы набирается 13,5 тыс. тонн. Я не знаю, откуда берутся эти данные. Я так понимаю, это сводная информация, но кто ее передает?»

Тут впору вспомнить о представлении прокурора, а также о том, что Терсхема должна ежегодно корректироваться. Но вот корректируется ли? И кем? Как уже было сказано, муниципалитеты это делать не обязаны, у них нет ни кадров, ни денег на проведение замеров.

Представитель МинЖКХ заявил участникам «круглого стола», что сейчас ведомство самостоятельно организовало проведение замеров отходов, образующихся у потребителей. Но после уточняющих вопросов о том, как давно идут измерения, чиновник (слегка смущаясь) отметил, что замеры начались только в октябре: помешала ситуация с коронавирусом…

Таким образом, и в этом году Терсхема будет по-прежнему необъективной. А эксперт ОНФ А. Медведевас вообще высказал предположение, что после всех новых замеров (а на это потребуется как минимум год) республика «наберет» не больше 250 тыс. тонн мусора в год. В регионе просто нет такого количества отходов, которые фигурировали при старте реформы и начале работы регионального оператора (540 тысяч тонн).

По сути, в течение двух лет жителей Коми систематически обманывали. Вряд ли это можно объяснить простыми «ошибками в расчетах». Однако никто из чиновников и представителей «мусорного» бизнеса за это до сих пор не ответил. Правоохранительные органы молчат. А в региональную власть пришли новые люди. Но, судя по всему, подходы к «мусорной» проблеме у них старые.

>