В память о Людмиле Ляпиной

«Привет! Что поёшь?» – с этой фразы Людмилы Николаевны Ляпиной началось наше с ней знакомство в 2007 году. И это, без сомнения, было главным событием того года, поскольку именно оно навсегда изменило мою жизнь.

С тех пор я не смогла расстаться с музыкой и сценой, а любовь к этому искусству первой привила мне именно Людмила Ляпина. Вероятно, мой случай не единственный, ведь было очень много детей и школьников, которые, попадая в вокальную студию «Поколение», обретали новый мир. Этот был мир, наполненный хорошей музыкой, насыщенный творческим общением, пронизанный любовью, которой у Людмилы Николаевны было в избытке. А еще там непременно было волшебство, как обязательное условие выхода артиста к зрителю. Много ли еще нужно детям для счастья? Но не только ребёнка могла сделать счастливым эта удивительная женщина…

Когда я узнала, что «Театр музыки и поэзии» приглашает молодых исполнителей, решила присоединиться к этому творческому кругу. С тех пор началась история и моего счастья, не менее искреннего, чем детское. Выступать сольно на городской сцене мне на тот момент еще не приходилось. И вдруг, при первой же встрече с Людмилой Ляпиной, я узнаю, что через месяц буду петь на «Встречах у белого рояля». С тех пор я была постоянной участницей этого праздника искусства, а Людмила Николаевна стала творческим наставником и самым необычным другом. Разница в возрасте в несколько десятков лет была неощутима и списывалась мной на малозначащую формальность. Дело в том, что от неё исходила какая-то невероятная, активная, молодая энергия; глаза горели то ли идеей, то ли тайной; весь её внешний облик был настолько ярким и притягательным, что иногда хотелось быть просто сторонним наблюдателем и радоваться созерцанию, а иногда очень хотелось обнять её и выразить своё восхищение. Но это желание часто приходилось держать при себе, поскольку Людмила Николаевна искренне не понимала, что в ней есть настолько особенного, чтобы кого-то восхищать, и к комплиментам всегда относилась осторожно. На самом деле, она никогда не была уверена в том, что делает. По-настоящему одарённый человек всегда ищет и сомневается, редко соглашаясь с тем, что всё получилось. Все успехи своих начинаний она благодарно делила с той командой, которая помогала реализовать её идеи. А идеи, надо сказать, зачастую были на грани.

В рамках маленького города и тесного круга энтузиастов ей удавалось реализовать свои самые смелые артистические мечты. Их воплощение порой носило настолько значимый масштаб самовыражения, что называть это творчество «любительским» не приходило в голову. Людмила Николаевна была истинным гением формы. Она на ходу конструировала музыкально-поэтическое полотно сценического проекта, держала представление о нём в голове, искала средства воплощения и, находя их, дарила людям что-то такое, чего они еще не видели. Она была певицей, сценаристом-режиссёром своих концертов, организатором, способным вести за собой толпу, необыкновенно харизматичной личностью и прекрасной женщиной, в руках которой всё превращалось чудо…

В нынешние годы она занялась разведением роз, в её саду было много редких сортов. Это последнее созидательное увлечение очень похоже на ту деятельность, которая, наверняка, была главным и самым успешным детищем её жизни. Я говорю о музыкальном, артистическом, сценическом воспитании и взращивании молодого поколения, таланты которого под её присмотром и заботой распускались как диковинные цветы.

Её не стало 6 января 2021 года. То, что осталось с нами, это не просто память – это эффект. Она была из тех редких людей, голос которых не перестаёт отчётливо звучать в голове, образ которых не теряет своей яркости в сознании, энергия которых всегда остаётся где-то поблизости. Этот эффект доказывает, что жизнь никогда не прекращается, меняются лишь её формы.

(с) Любовь Гордеева

>