Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

«Нужно жить! Обязательно нужно жить!» – осталось в памяти выписавшегося из инфекционного отделения Усинска

Многие читатели нашего сайта не раз писали, мол, ну покажите мне хоть одного больного этим вашим ковидом, типа, город маленький, а у меня вокруг все здоровы. Знакомьтесь, человек, который прошёл через коронавирусный ад.

Если не общались лично, то возможно видели на городских мероприятиях, встречали на улицах, на свадьбах или юбилеях – Алексей Вареник.

Не так давно он вошёл в число, которое на статистике звучит «выписан домой». Алексей согласился рассказать, через что ему пришлось пройти и кто помог выкарабкаться.

– Привет, Усинск.Онлайн. Болею уже больше месяца, течение болезни сложное, с большим количеством осложнений, но обо всём по порядку. Начать мне бы хотелось совершенно с другого – не с ответов и вопросов.

Я хочу выразить неописуемый восторг и восхищение всему персоналу инфекционного отделения №3 ГБУЗ УЦРБ. Медсестрам: Анжелике Витальевне Галимовой, Лидии Митрофановне Татьянченко, Виорике Витальевне Уткиной,  Асие Магомедовне Талыбовой, Ольге Викторовне Петриенко, Дарье Ивановне Кирилловой.

Эти сильные женщины работают не покладая рук, сутки через сутки, забыв про семью, детей, близких, усталость и недомогания. А работа нелегкая: сколько тяжелых больных они буквально на своей спине ежедневно носят на КТ, делают уколы, следят за кислородом. Далеко не все пациенты могут есть, не все ходят в туалет.

Я до сих пор с восхищением вспоминаю, как меня 130-киллограмового плюс, еле дышащего пациента, Лидия Митрофановна взяла под мышку и повела за собой на КТ.

Очень удивляет, что, несмотря на такой график, сложные условия труда, персонал больницы не теряет человечности и ни на секунду не показывает своей усталости. За месяц нахождения в больнице я ни разу не встретил грубого слова – максимально вежливые, чуткие, понимающие, заботливые и подбадривающие.

И отдельное огромное спасибо хочется сказать профессионалу с большой буквы, невероятно сильной женщине, врачу не только по профессии, но и по призванию – Нине Яковлевне Красько. Я очень капризный, сложный пациент, но Нина Яковлевна со своей командой мало того что буквально вытащила меня с того света, но и постоянно успокаивала меня и терпела мои капризы.

Я очень надеюсь, что к концу декабря уже наконец приду в себя окончательно и обязательно поздравлю всех ваших детишек, внуков в качестве Деда Мороза.

– Как ты понял, что начал заболевать и были ли мысли, что это может быть ковид?

– На самом деле началось все очень банально: 2 ноября вечером после работы я почувствовал недомогание, но свалил всё на усталость, а утром как ни в чем не бывало отправился на работу. Уже там градусник показал 37,5. Ну и меня, естественно, отправили домой, на больничный. Мысли о том, что это ковид, конечно, были. Мне кажется, сейчас каждый хоть раз в день об этом думает.

Сразу ли обратился к врачу? Как проходило лечение? Выписывали может быть специальные препараты? На какой день болезни сдал анализ?

– Да, сразу, как я оказался дома, позвонил 2-11-33, объяснил ситуацию, мне сказали ждать врача. Вызвал врача примерно в 10:30, а приехал он только к 22:30. Это лишний раз говорит об их сумасшедшей загруженности. К этому времени у меня уже была температура 38,7. Фельдшер скорой, как я понял, нужен для открытия больничного. Потому что кроме противовирусного средства (уже не помню какого) и парацетамола мне ничего не назначили и особенного не сказали.

Весь следующий день (4 ноября) я пролежал с температурой. Что самое интересное – парацетамол её не сбивал. Она гуляла от 39,7 до 38,7. Помогал ибупрофен. Дышать становилось всё тяжелее. Спать было тяжело. Вечером я решил отправиться в фильтр-бокс, где мне сделали КТ, взяли мазок, послушали и вновь отпустили домой.
И вот уже 5 ноября с утра я стал чувствовать себя еще хуже. Пришло понимание, что без госпитализации не обойтись. Собрал свои вещи и самостоятельно отправился вновь в фильтр-бокс. Там уже на основании расшифровки КТ и моего состояния врач принял решение положить меня в 4 инфекционку (это здание поликлиники).

И там уже началось лечение с большим количеством уколов, антибиотиков, таблеток «Коронавир» и прочее. Но легче мне не становилось. С 5 по 13 ноября я провел в 4 инфекционке, где почти постоянно у меня была высокая температура, которую сбивали капельницами и уколами, но состояние ухудшалось. Дело доходило до пугающих бредовых галлюцинаций с очень страшными персонажами. С каждым днём падала сатурация (содержание кислорода в крови) и дышать было очень тяжело.

13 ноября в обед меня срочно везут на КТ и переводят в 3 инфекционку (бывшее помещение аптеки). КТ показывает 3 степень и около 70 % поражения легких. Меня подключают на постоянную кислородную поддержку, и я просто все время лежу. С 13 по примерно 18 число я мало что помню. Запомнилось, как Нина Яковлевна держит меня за голову и говорит «Нужно жить! Обязательно нужно жить!».

– Болезнь ты перенёс тяжело. Можешь описать свое состояние: температура, одышка, кашель? Что самое страшное, что пришлось пережить?

– Самое страшное – слабость. Это не когда тебе просто лень. Слабость не даёт тебе даже лежать. Ноет абсолютно всё тело. И создается ощущение, что это никогда не кончится. Дыхание частое, но болезненное. Каждое малейшее движение вызывает отдышку.

В таком состоянии нельзя лежать на спине. Самый лучший вариант – на животе, но долго так не пролежишь и врачи советуют переворачиваться с боку на бок. Для меня эти перевороты были самым сложным испытанием. Потому что после каждого приходилось по 5 минут восстанавливать дыхание через сильную боль. Кашля не было и нет по сей день. Как и мокроты.

Как и в интернете пишут, и врачи говорят, эта коварная болячка давит на самые слабые места. Мой лишний вес сыграл со мною злую шутку и чуть не стал причиной смерти. Осложнения пошли почти везде: сердце, почки, печень. Помимо этого из-за того что месяц я просто лежал в кровати, у меня очень ослабло тело. Ноги высохли, ослабли. Ослабла спина. Думаю, что восстанавливаться я буду еще очень долго.

– Как выстроена работа в больнице с болеющими ковидом? Сколько человек в палате? Выздоравливающие лежат вместе с новоиспеченными или пациентов как-то распределяют?

– Как мне кажется, больные распределены по тому, кто в какой степени болеет.

Например, 4 инфекционка (здание поликлиники). Там все гуляют по коридору в масках, там есть курилка, кухня, чайник. Можно пообщаться с пациентами в коридоре, подышать воздухом у окна. Там, как мне показалось, все, кто в легкой форме.

А вот уже те, кто более тяжёлый, лежат в 3 инфекционке (помещение аптеки), но и там разные палаты. Есть реанимационные, где под постоянным присмотром лежат самые тяжелые. Палаты интенсивной терапии – где пациенты чуть лучше. И на втором этаже палаты, где пациенты, которые идут на выписку или обратно в 4 инфекционку.

И количество пациентов в палатах разное, смотря сколько коек позволяет поставить квадратура. В поликлинике я лежал в 4-местной, в аптеке сначала в 4-местной, а последнюю неделю в двухместной.

– Долго ли пролежал в больнице?

– В общей сложности я пролежал ровно месяц. 5 ноября меня положили в 4 инфекционку, 13 перевели в третью в плохом состоянии в палату интенсивной терапии и только 28 ноября меня перевели в обычную палату. 5 декабря я приехал домой. Да и то меня не хотели отпускать, но я просто уже морально не мог там находиться и настоял на выписке и домашнем лечении.

– Есть предположения, где мог «подцепить»?

– Никто не знает точно, ковид ли это был вообще, потому что за все время лечения у меня взяли 3 мазка и все 3 оказались отрицательными. Сами медики говорят, о том, что эти мазки ни на что не влияют. Им, мазкам, можно верить только на 30-40 процентов. Но врач уверяет, что это был именно он. Где я его взял, понятия не имею. Друзья, родственники, коллеги не болеют (насколько мне известно). Да что тут гадать? Заразится можно где угодно, и я из тех людей, кто считает, что все мы переболеем.

–  Как сказывается болезнь на мироощущении? Были ли пересмотрены какие-то внутренние позиции?

– О, об этом можно писать книгу. Меняется многое. Я не ожидал такой сумасшедшей поддержки от усинцев. На протяжении всей болезни мне сначала позвонили большое количество человек, а потом ежедневно писали. И этих сообщений было так много, что я решил отписываться о своем состоянии в сторис инстаграма. И, собственно, там и было все общение. Писали и друзья, и знакомые, и коллеги, и соседи, и даже незнакомые люди. Колоссальная поддержка, которая сыграла большую роль в моем выздоровлении.

Но самое главное, что прочным столпом засело в голове – нет ничего дороже семьи. Пока лежал в больнице, я так скучал по каждому из дома. По брату, что вот-вот приедет из армии, сестре, что сейчас на учебе, любимой маме, бабушке и каждому члену семьи. Я так жалел, что много времени проводил не с ними, что-то недосказал, где-то недообнял. Каждый Новый год – работа. Особенно сильно это почувствовал тогда, когда мне сказали, что я был на волоске. Теперь все будет по-другому. Я обещаю.

Были ли в окружении те, кто не верил в ковид? Изменили ли они своё мнение?

– Да, такие есть. Их, слава богу, немного. Но когда они начинают мне говорить по телефону, что ковида не существует, что это вселенский заговор и прочее, я вскипаю как чайник. Такие люди поверят наверно только в том случае, если заболеют, если лично будут слышать, как от боли ночью кричит женщина в соседней палате. Или как на соседней койке молодой парень плачет и пытается надышаться, чтобы просто уснуть. Или как пожилой дедушка буквально сутками лежит на животе, потому что по-другому умрет, а его сын даже не может попасть к нему в красную зону. Но эти люди непробиваемы… Они упорно убеждают меня в том, что этого нет. Я не знаю, как с ними разговаривать.

Список необходимых вещей для госпитализации.

Напоследок я решил поделится опытом и рассказать, какие вещи необходимо взять с собой, если, к сожалению, вас кладут в больницу. Это был мой личный список, может вам нужно что-то еще.

  • Удлинитель. Обязательно. Он понадобился в каждой палате.
  • Градусник. Лучше иметь свой ртутный градусник.
  • Беруши. По ночам без них невозможно.
  • Туалетная бумага. Оказывается, в туалете больницы – это роскошь.
  • Влажные салфетки. Много. Принимать душ вы не сможете.
  • Тапочки само собой.
  • Полотенца. У меня было банное и кухонное.
  • Подушка. Подкладывая подушку то под ноги, то под грудь можно найти удобное положение и провести в нем много времени. И лучше взять ту, которую потом оставите там.
  • Бабочки – катетер 23 размера. В 4 инфекционке все делают толстыми иглами, но не запрещают приносить свои катетеры.
  • Антисептики. Обрабатывать кислородные маски.
  • Ингалятор (небулайзер). Лекарства дают, а вот сам аппарат нужен свой.
  • Ну и по классике – чашка, ложка, кипятильник, белье, развлекухи.

Спасибо еще раз вам, дорогие медики. Спасибо за ваш усердный труд, за ваше мужество, за вашу стойкость! Вы – герои нашего времени. Именно вам необходимо ставить памятники, писать стихи и песни! Спасибо, что вы есть!

>