Медсестра детского отделения Усинской ЦРБ: «Я сама выбрала красную зону»

Сегодня мы публикуем искреннюю и удивительную историю младшей медсестры детского отделения Усинской ЦРБ Надежды Каневой. Пять лет она работала, кочуя по тундре, а после страшного пожара нашла в себе силы заново отстроить дом. Сейчас она работает в нашей больнице в «красной зоне» помогая спасать людей.

Историю жизни нашей сегодняшней героини не назовешь легкой, простой или скучной, но однозначно – удивительной и полной преодоления. Надежда Канева – уроженка земли Севера, жительница деревни Новикбож. Но! Обо всем по порядку.

«Я сама выбрала красную зону».

В жизни до пандемии Надежда Канева – младшая медсестра в детском отделении нашей больницы. Работать в сферу здравоохранения пришла 7 лет назад.

– «Очень люблю детей! И своих, и чужих, – рассказывает она. – Даже был в моей практике случай, когда за время лечения в стационаре малыш так привязался ко мне, что мама звала работать его няней. Но как же я брошу свою любимую работу и остальных маленьких пациентов, их родителей, которым так нужна помощь»?

От работы младшего медицинского персонала зависит не только чистота и комфорт пребывания в больнице, они оказывают большую помощь врачам, медсестрам и самим родителям в уходе за больными детьми.

– «Где делом, а где словом. Мамы, попадая в больницу со своим чадом, порой просто дезориентированы и сходят с ума от горя, – рассказывает она. – Поверьте, иногда достаточно поговорить, поддержать, помочь и у человека меняется, и настроение и настрой. Нет ничего важнее, чем чувствовать поддержку, пусть и незнакомого человека».

Последний год в жизни медиков – это тяжёлая борьба за жизнь и здоровье пациентов с коронавирусной инфекцией. Врачи, медсестры, санитарки. Многие по собственной инициативе работают в «красных зонах». Надежда Александровна – одна из них.

Наша встреча выпала на жаркий майский день, когда она только вышла из фильтр – бокса приемного покоя инфекционного отделения и наконец, сняла свою «защиту». Истории медиков, которые работают в жару в специальных защитных костюмах – я знала лишь из масс – медиа. Они признаются, что в таком защитном костюме остаются практически полностью без воздуха. От масок на их лицах появляются глубокие следы. Другого выхода нет – только так они могут защитить себя от коронавируса. Сейчас – передо мной стоял живой человек, для которого это – ежедневные реалии. Надежда Канева не сетовала и не жаловалась, лишь глаза выдавали легкую усталость. Выигрывают ежедневную битву с коронавирусом врачи, обычные медсестры и обычные санитарки, которые день и ночь самоотверженно трудятся в больницах.

 – «Коронавирусная инфекция – действительно очень коварное заболевание. Основываясь на своих наблюдениях, могу сказать, при COVID-19 существует диссонанс: ты смотришь на пациента, а он не так плох, как плохи его анализы и результаты компьютерной томографии, – рассказывает Надежда Александровна. – Поэтому иногда самые тяжелые пациенты – это те, которые сидят дома неделями в надежде, что они все же болеют не COVID-19. Заболел – да, температура – да, покашлял, в груди болит, а у кого не болит? Это все накапливается как снежный ком, а потом, когда наступает интоксикация и становится тяжело передвигаться по дому, приходится вызывать «Скорую» и госпитализироваться. Порой в крайне тяжелом состоянии».

По словам медика, сейчас, когда существует прививка – отказываться от иммунной защиты, которая может спасти тебе жизнь и здоровье – просто глупо.

– «Мы каждый день видим людей, которые балансируют на грани жизни и смерти. Которые потратят долгие месяцы на восстановление после болезни. Но ведь этого всего сейчас уже можно избежать, просто сделав прививку от коронавируса.»

«Любовь к земле, мы – дети Севера, впитываем с молоком матери».

Надежда Канева живет в Новикбоже и держит большое хозяйство.
– «У меня свой дом, куры, гуси, свиньи. Любовь к земле, мы – дети Севера впитываем с молоком матери. После рабочей смены в больнице, которая длится сутки, я приезжаю домой и тружусь на участке, забочусь о живности, – говорит она. – Конечно, нелегко, но нас так воспитали – с малолетства приучали к работе. В пять лет я уже доила корову и помогала маме по хозяйству».

– «Поделитесь историей своей семьи», – прошу я.

– «В годы Великой Отечественной войны мою маму выслали в Новикбож из Смоленской области, – вспоминает Надежда Александровна. – Здесь она встретила отца, здесь более 75 лет назад и началась история нашей большой и дружной семьи. Нас, детей было 7. Когда мама была беременна последним, отца не стало. И в тяжелые послевоенные годы, на хрупкие женские плечи моей матери легла тяжелая ноша. Семья была большой, но очень дружной, росли мы в любви и всегда помогали друг другу».

Жизнь продолжалась, и молодость брала свое. Наша героиня, как и все молодые люди, хотела реализовать себя в профессии, найти свою любовь, создать семью, растить детей. После школы Надежда выбрала для себя профессию крановщика и даже поступила учиться! Но, влюбившись без оглядки, вышла замуж, и о выбранной специальности пришлось забыть.

«Мы поедем, мы помчимся…»

Тот, кто хоть однажды общался с представителями коренных северных народов, знает, что это, добрые, молчаливые и щедрые люди. Понять их душу невозможно – она бескрайняя, как сама тундра.

– «Пять лет мне довелось работать в тундре чум работницей. Кочевала вместе с бригадой пастухов оленей по всему русскому Северу. Это – незабываемое время! Свежий воздух… который чувствуешь на вкус. Где бескрайний простор… который действительно ощущаешь, но не можешь объять своим воображением, – рассказывает она. – Где сохраняют вековые традиции предков… которые невозможно заменить никакими современными технологиями. Иногда до сих пор снится Карское море, самая северная точка нашего путешествия».

Быт оленеводов, которые ведут традиционный кочевой образ жизни в тундре – это одна из самых интересных параллельных реальностей, с которыми можно соприкоснуться. Истории, которая очень сильно контрастирует с привычными для нас реалиями быта мегаполисов.

Во время своего рассказа, Надежда Александровна показывала мне фотографию, на которой запечатлены её дочери: Сентябрина и Елена в малицах.
– «Сама научилась и малицы деткам шить. В тундре – удобней одежды нет.
– «А вашей фотографии нет?» – спрашиваю я.

– «Сгорело все. В 2004 году во время сильной грозы в наш дом попала молния. Все вспыхнуло моментально. В тот момент мы, дети и внуки в доме спали. Чудом все остались живы. Сквозь огонь выносили последних», – вспоминает она.
Два года погорельцы ютились в маленькой бане. В это непростое время помогли односельчане и просто неравнодушные люди. Два года потребовалось большой и дружной семье, чтобы поднять из руин новый дом и начать новую главу в своей жизни.

У Надежды Каневой 4 детей и 9 внуков. В нашей больнице работают и две её дочери.
– «Поделитесь вашим секретом неиссякаемого оптимизма», – прошу я.

 – «Счастье – оно внутри нас. Жизнь – бесценный дар и все, что посылают нам небесные силы, будь – то мгновения счастья или минуты скорби, нужно воспринимать с благодарностью», – уверена она.

Беседовала Наталия Хузина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

>