Едем, продуваемся: московская полиция устроила рейд на пьяных водителей

Московская полиция устроила вечером пятницы рейд в центре Москвы на нетрезвых водителей; по результатам ночной “охоты” инспекторы ГИБДД выявили одного мужчину, предположительно, находившегося в состоянии наркотического опьянения, за ходом профилактического мероприятия следил корреспондент РИА Новости.

Едем, продуваемся

“Едем, продуваемся”, — говорит один из инспекторов ГИБДД, сидящий за рулем патрульной машины.

С этой фразы и начинается профилактический рейд “Нетрезвый водитель”. Перед тем, как выехать работать, водитель патрульной машины обязан сам “продуться” — пройти проверку на наличие алкогольного опьянения. Поэтому машина с корреспондентом РИА Новости и сотрудниками полиции сначала от здания Госавтоинспекции на Народной улице едет в сторону метро “Октябрьская”. Там водитель на 10 минут покидает машину, чтобы пройти проверку.

“В первую очередь нас интересует каршеринг. Логика проста: для человека это наиболее дешевый способ добраться домой. В клубе отдохнул, вышел, взял машину и поехал”, — объясняет в небольшом перерыве инспектор ГИБДД, оставшийся в машине, корреспонденту.

“Обычно мы останавливаем таксистов для проверки, но сегодня это не имеет смысла — по пятницам они все работают”, — добавляет сотрудник полиции.

После проверки на наличие признаков алкогольного опьянения водителя патрульной машины (чист) мы едем к известной “Яме” — месту в центре Москвы, где когда-то часто отдыхала молодежь. Сейчас она огорожена, отдыхающих нет, но сотрудники полиции по-прежнему продолжают там дежурить и искать нарушителей. Машина останавливается прямо напротив “Ямы”. Рядом стоят несколько автозаков и бойцы Росгвардии.

Антисептик или что-то покрепче?

Выходим из машины, сотрудники ГИБДД начинают работу. Алгоритм ее прост: полицейский останавливает машину, в которой, по его предположению, может находиться нарушитель, подходит к ней для проверки документов. Если у него появляются подозрения, что водитель употребил алкоголь (они могут быть основаны на поведении водителя, на запахе алкоголя в салоне), то водителя приглашают выйти из машины для беседы и проверки его водительских прав по базе. Часто, выйдя из машины, сотрудник ГИБДД понимает, что в ней действительно пахло спиртом, но это не из-за того, что водитель пил, а из-за того, что он использовал антисептик.

Другая ситуация — когда в машине находятся пьяные пассажиры, от которых также мог исходить запах алкоголя.

Первая остановка для проверки — Mercedes Gelandewagen. В салоне — запах спирта, водитель из машины выходить отказывается, у полицейского с ним возникает короткая перепалка.

“Я разные подставы видел, мало ли что вы будете делать”, — возмущается водитель.

На просьбу подышать на инспектора он возмущается еще больше: “Вы хотите, чтобы я другому мужчине в лицо дышал?!”. Нежелание близко общаться с полицейским он также мотивирует боязнью заразиться COVID-19. Спустя некоторое время из машины он все же выходит, полицейский проводит с ним короткую беседу. Результат — чист, запах спирта из-за антисептика. Водитель уезжает.

Следующая заинтересовавшая полицейских машина — MINI Cooper, в которой находится компания молодых людей, вероятно, едущих из клуба. Полицейские машину решают обыскать. К водителю вопросов нет, по нему видно, что он не пьян, но вот пассажиры своей веселостью, вызванной, возможно, не алкоголем, инспекторов заинтересовали. Полицейские проводят обыск, который длится около 10 минут — в ходе его они осматривают содержимое автомобиля (что в багажнике, что на сиденьях, в бардачках). Пассажира, сидящего на переднем сиденье, инспекторы решают осмотреть — просят показать содержимое карманов, закатать штанину. В результате они ничего не находят, а ребята уезжают по своим делам.

Погоня

После “Ямы” полицейские едут на еще один участок, где дежурят около часа, за который никого даже не пришлось обыскивать. Дальше — на улицу Большая Серпуховская, рядом с рестораном быстрого питания McDonalds.

Снова выходим из машины, полиция начинает поиски нарушителей. Ждать их приходится недолго: после взмаха полицейского жезла одна из машин, BMW, не останавливается. Быстро загружаемся в патрульную машину, преследуем предполагаемого нарушителя — как положено, с мигалками. Спустя некоторое время его машина, после просьбы через мегафон прижаться к обочине, останавливается, из нее выходит мужчина на вид около 50-ти лет.

“Зрачок не реагирует на свет, язык в белом налете”, — комментирует результаты короткой проверки водителя инспектор ГИБДД.

Того приглашают проследовать к патрульной машине для проверки по базе и более подробной беседы. Мужчина возмущается: “Вы о чем, мне 50 лет! Я просто долго не спал!”. Но к патрульной машине все же проходит.

Инспектора проверяют водителя — ищут его в базе, параллельно проводят его осмотр. Карманы, закатанные штанины, содержимое машины — все проверяют сотрудники полиции. Мужчине предлагают проехать на медицинское освидетельствование. Он явно растерян, но за отказ от медосвидетельствования полагается лишение прав, поэтому говорит, что согласен.

Полицейский просит мужчину закатать рукава и показать руки — каких-либо следов от инъекций он там не видит.

“Зрачок восстановил чувствительность”, — после небольшого повторного осмотра глаз мужчины констатирует инспектор. Остановленный водитель садится в машину и с видимым облегчением уезжает.

Свернутая купюра, лихой вид

Спустя около 30 минут инспекторы останавливают еще одного водителя, на машине Mercedes. Подозрения в его трезвости появляются у инспекторов почти сразу, как он выходит из машины. Мужчина немного покачивается, разговаривает несколько медлительно, а еще на нем куртка на голое тело. Инспектора решают: надо проверять и проводить осмотр транспортного средства.

У этого мужчины зрачки, как и у предыдущего остановленного водителя, не реагируют на свет. Светят на язык, просят показать содержимое машины. Параллельно мужчина, Роман, рассказывает инспекторам, что его ранее лишали водительских прав, но сейчас он их восстановил.

Мужчина нервничает, но показывает содержимое машины, а затем — собственных карманов. Ничего излишне интересного полицейские там не находят — шоколадки, сигареты, банковские карты, за исключением одной вещи — свернутой в трубочку сторублевой купюры. Ее начинает осматривать инспектор ГИБДД.

“Вон белое есть, порошкообразное. Есть что-то”, — констатирует инспектор ГИБДД, осматривающий купюру.

Мужчина начинает нервничать еще больше.

С одним из инспекторов ГИБДД они отходят в сторону, о чем-то говорят. Как потом выяснится, у мужчины есть подруга, употребляющая наркотики, а ехал он как раз от нее.

Водителя начинают оформлять, привлекают двух понятых.

“Товарищи понятые, остановили водителя М., управляющего автомобилем Mercedes, с признаками опьянения. В вашем присутствии будет предложено водителю пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Согласны пройти?” — последний вопрос инспектор ГИБДД задает уже самому водителю. Он согласен. Дует в трубочку, как напутствует полицейский, “полной грудью”. Результат — по нулям.

— Проехать на медицинское освидетельствование согласны? — спрашивает инспектор ГИБДД.

— Отказываюсь, — отвечает водитель.

— К вам будет применена статья 12.26.1 (Отказ пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения — ред.), штраф — 30 тысяч рублей и лишение права управления транспортным средством от полутора до двух лет. Вам понятно? — объявляет инспектор ГИБДД.

— Да, — тихо отвечает мужчина.

Мужчине также напомнили статью 51 Конституции РФ о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя, близких родственников. Далее — полицейские, уточнив у водителя, понятна ли ему ответственность за отказ от медосвидетельствования, долго заполняют бумаги, а водитель, который уже никуда не поедет на своей машине, вызывает эвакуатор для своего “Мерседеса” и такси для того, чтобы ехать домой.

>