Евгени Бейков: “Для начала нужна хорошая дорога, а потом уже можно про мост говорить”

Руководитель Управления ЖКХ Усинска и депутат Государственного Совета Республики Коми Евгени Бейков дал большое интервью нашим коллегам – редакции газеты “Усинская новь”.

Предыдущее общение редакции газеты “Усинская новь” с руководителем Управления жилищно-коммунального хозяйства Евгени Бейковым состоялось ещё до выборов. С учётом скорости происходящих событий – это почти как в прошлой жизни, тем более, что совсем скоро произойдёт защита бюджета, на улице устанавливается морозная пора, а у нас ещё не ведён в строй заключительный объект благоустройства…

– Евгений, в прошлый раз мы встречались ещё до выборов, поэтому, видя достаточно активную Вашу деятельность на новом поприще депутата Государственного Совета Республики Коми, не можем не спросить о впечатлениях от новой роли, возможностях, открывающихся при совмещении с Вашей должностью.

– В плане же работы в Госсовете, наверное, пока только вхожу в ритм и осваиваюсь. Стараюсь провести максимальное количество встреч, находясь в Сыктывкаре, хотя иногда на всё не хватает времени – был бы там подольше, возможно, получилось бы больше сделать.

Каких-то серьёзных изменений в жизни пока не ощутил, а что касается работы в Управлении ЖКХ, то у нас собрана очень хорошая команда, мои отъезды один раз в месяц на неделю существенного влияния на рабочий процесс не оказывают – в этом смысле всё стабильно.

– Если рассматривать статус депутата с другой стороны, возможностей больше появляется?

– Возможностей, конечно, становится больше. Стало гораздо проще попасть к людям, принимающим решения, обладающим необходимой информацией или требуемыми ресурсами. Выстраивать совместную работу получается намного продуктивнее. Не хочу сильно забегать вперёд, но даже по теме обособленных подразделений, которую уже 3 года пытаюсь сдвинуть с мёртвой точки, видно существенное продвижение всего лишь после ряда общений. Дело ведь в том, что речь идёт об уже действующем законе Российской Федерации – нужен контроль за его исполнением, даже не законотворчество. В этом смысле, изменения, конечно, существенные.

Плюс ко всему, статус депутата позволяет производить постоянный контроль работ, направлять необходимые запросы. Например, это касается медицинского комплекса в Усть-Цильме, где с 1929-го года строения стоят и находятся в отвратительном состоянии. В 2021 году будет запущен процесс нового строительства – это очень большая радость и для местных жителей, и для меня лично. То же касается моста в Усть-Лыже.

– Может и на мост через Печору замахнуться?

– Я этому так отношусь: для начала нужна хорошая дорога, подходящая к обоим берегам, а потом уже можно про мост говорить. На эту тему я даже вопросов не поднимаю: по-моему, гораздо важнее иметь, действительно, хорошую дорогу и не только от нас до Усть-Усы, условно говоря, но и от того же Чикшино до Кожвы, от Кожвы до Усть-Лыжи. Вот когда это будет сделано, можно будет размышлять о чём-то глобальном. Ведь, когда эти дороги у нас будут, уж на пароме мы переправимся, пусть и за 5 часов. Говорить о строительстве моста, до которого не у всех и не всегда получится доехать, на мой взгляд не целесообразно.

– Вообще, говоря о всём жилищно-коммунальном комплексе, лучше быть прагматичным или оптимистичным?

– Реалистичным. Тут, как в поговорке: на Бога надейся, а сам не плошай.

– Переживать относительно исполнения контракта на зимнее содержание дорог в этом году не нужно?

– В прошлом году в целях экономии мы разыграли трёхлетний контракт, подрядчик работает согласно техническому заданию, каких-то серьёзных нареканий к нему не возникает.

Полагаю, прошлой зимой горожане увидели существенное увеличение объёмов вывозимого снега, состояние дорог было удовлетворительным. Такого, как это было раньше, что в апреле-мае мы повсеместно начинаем тонуть, уже не было – это при том, что работать по новому техническому заданию мы начали, можно сказать, с середины зимы. Сейчас у нас будет полный цикл – должны сработать ещё лучше. Даже сейчас, когда в конце октября выпало много снега, он уже вывозился после очистки общественных территорий.

– Этот год выдался особенным и в плане городского благоустройства: снег уже выпал, а работы по общественным территориям ещё продолжаются. Когда ожидать их завершения?

– Заканчиваем работы возле бассейна и Мира, 4 – процесс идёт, видим, что процесс подходит к завершению. Тут, если помните, вышла довольно непростая ситуация: контракт выиграл подрядчик из Нижнего Тагила, нанявший субподрядчика из своего города. Эти товарищи жутко не успевали, мы закидывали их претензиями и дошло до того, что в 20-х числах сентября этот субподрядчик просто свернулся и уехал. Объект фактически был брошен. Спасая его, мы нашли тех, кто смог бы нас выручить, заключив прямой договор с тагильским победителем аукциона. С конца сентября все работы выполняла уже усинская организация, процесс существенно ускорился как по производству плитки, так и по самому обустройству. Все малые архитектурные формы уже здесь и будут установлены, как только уложится брусчатка.

– В итоге что у нас получится, если уже морозы на носу?

– Переделки, понятно, уже были и будут – в такую погоду это не мудрено. Кроме того, подрядчик прекрасно понимает, что в мае мы будем проверять территорию и, если что-то будет плыть, это будет вскрываться и переделываться.

– Сложности только с брусчаткой?

– Все остальные работы, в том числе касающиеся проводки электрики и остальному были уже выполнены, поэтому в зоне риска у нас остаётся только брусчатка. Хорошо, что потеплело – повезло, можно сказать. Землю стараемся укрывать от снега баннерами…

Проблема в том, что срок разрыва взаимоотношений в рамках 44-го федерального закона, его добавление в «чёрный список» слишком длительны. Поэтому, уже в августе понимая, что подрядчик совершенно не успевает выполнить работы, мы старались всячески помочь ему в плане усиления – не вышло.

Тут же всего два пути. Быстрый путь – это расторжение по обоюдному согласию, которое было уже неприемлемо (с такими товарищами по добру расставаться уже совсем никакого желания не было – таким образом, можно было бы ожидать их выхода на аукцион, например, в следующем году – они явно заслужили «чёрный список»). Идти через внесение в список нежелательных контрагентов – это порядка двух месяцев. Кроме того, нужно понимать, что речь идёт о федеральном проекте, который мы до 31-го декабря должны не только построить, но и оплатить по результатам работ. Так что обратного пути у нас не было, объект должен быть завершён. Необходимые исправления будут произведены уже в следующем году и за счёт подрядчика.

– Все остальные объекты сданы?

– Да.

– Кто разрабатывает и выбирает концепции благоустройства?

– Всё зависит от проекта. Кстати, видел в соцсетях раскачивания относительно того, что по Ленина, 19, изначально, был один проект, а построили другой. Вытягивается всё это намеренно и, как мне кажется, всё это довольно глупо. Получилось же всё следующим образом: после проработки проекта по Ленина мы начали делать проект мемориала «Трём поколениям». Выяснилось, что у нас на руках оказались два очень похожих по концепции объекта, а делать одинаковые общественные территории – это не совсем правильно. Были внесены изменения, которые, разумеется были утверждены руководством, а последующее производство работ проводилось под соответствующим контролем.

Концепции разрабатываем мы. Далее они передаются на согласование руководству, при необходимости производятся доработки, вносятся изменения или дополнения.

– Учитывая недоимки муниципального бюджета, планы на 2021 год урезаны?

– Да, ввиду недополучения доходов мы вынуждены констатировать, что следующий год необходимо провести крайне экономно.

– О переносе ремонтных работ говорить ещё рано?

– Действительно, говорить об этом не стоит, потому что и в прошлом году на вопросы с ремонтом дорог мы изначально выходили с нулём. Однако, Николай Зималетович провёл большую работу с руководством республики, достигнутые результаты всем известны и видны.

На данный момент мы по ремонту дорог выходим на бюджет с нулём, но я абсолютно не удивлюсь, если в итоге мы получим по ним финансирование. Особенно, учитывая предстоящее 100-летие Республики Коми.

Точно знаю, что в рамках программы «Формирование комфортной городской среды» мы будем обустраивать две общественных территории

– Какие именно?

– Первая – это обширная внутридворовая территория меду Пионерской, 1 и Молодёжной 4, 6, 8 – это спортивная площадка за «Эльдорадо». Сейчас мы по ней готовим предварительный проект, включающий нормальное ограждение, всепогодное покрытие, возможно, детскую и тренажёрную площадки, беговую и велосипедную дорожки. Вполне вероятно, что выполнить всё это нам удастся в рамках одного проекта, может быть будет необходимо привлечение «Народного бюджета». В любом случае, концепт уже понятен.

Стоимость работ по двум объектам оценивается в 10 миллионов рублей, из которых 10%, то есть один миллион – это наше софинансирование. Порядка 7-ми миллионов предполагается затратить на «кубик» (территория между Пионерской и Молодёжной – прим. ред.) и около 3-х – на площадь перед кинотеатром.

– Что касается пресловутого 44-го федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», о котором мы и сегодня вспоминали, то были разговоры о том, чтобы местные подрядчики смогли получить, если не преференции, то конкурентное преимущество.

– Не совсем так. С учётом появления Арктической зоны и вхождения в неё муниципалитетов Республики Коми, рабочая группа в рамках Государственного Совета Республики Коми готовит предложение о наделении резидентов Арктической зоны дополнительным стимулом. Условно говоря, если на определённые работы будет нужен миллион рублей, а компании из других регионов предложат, допустим, 900 000 или 950 000, то резидент Арктической зоны будет иметь дисконт в 15%, соответственно, сможет заявиться для выполнения работ всего на 850 000 рублей. Получается, больше миллиона рублей резидент получить не сможет, но получит дисконт в виде 15% для обеспечения преимущества в конкурентной среде и возможности прирасти в объёмах работ.

– Арктическая зона большая, к нам и с Чукотки заявиться могут…

– Может у кого-то из наших появится желание, наоборот, на Чукотке поработать? Варианты могут появиться разные. В любом случае, всё это будет со всех сторон рассматриваться, ведь могут появиться и негативные моменты, вроде появления компаний, целью которых будет тотальный выигрыш аукционов с последующей передачей работ субподрядчикам за меньшую стоимость.

Как бы то ни было, оставили только малое. Между тем, в республике всего порядка 30 средних предприятий. Реалии же таковы, что. как только компании подходят к черте перехода из малого в среднее предпринимательство, бизнесу становится выгоднее дробить своё дело, так как для среднего предпринимательства выпадает часть преференций и удовольствие от перехода сразу теряется.

Вообще с точки зрения осмысления вхождения в состав Арктической зоны, изучения стратегии её развития до 2035 года, лично мне важнее всего понять механизм того, как стать резидентом. Поэтому я сейчас сопровождаю 3 компании, имеющие намерение войти в число резидентов Арктической зоны уже с той целью, чтобы получить «кейсы», видеть, как компания работала до получения нового статуса, какие изменения произошли после.

Почему для нас это важно? То, что мы видим на бумаге – это, конечно, привлекательно. Но реальные случаи получения преференций для резидентов могут стать стимулом для тех компаний, которые в своё время ушли из Усинска, пройдя формальную перерегистрацию за пределами нашего муниципалитета и республики. А, значит, мы сможем привлечь дополнительные поступления в наш бюджет.

– Если вспомнить про «входной билет» для резидентуры – 1 миллион рублей, вложенный в проекты на территории Арктической зоны – то претендентам на статус будет необходимо определить интересующие их направления для вложений.

– Для бизнеса это не такие большие средства.

– Однако, существует ли перечень таких проектов, на которые можно, например, посмотреть и сказать, мол, да, мне интересно вот это и это, держите мой миллион?

– Пока нет. Над этим нужно работать. Но и соглашение о вхождении в состав резидентов можно получить только через Министерство развития Дальнего Востока и Арктики, а сами механизмы этого процесса не до конца ясны. Поэтому всем нам очень нужны примеры.

(с) Георгий Водиволим.
Статья вышла в №43 (11842) газеты
«Усинская новь» от 11-го ноября 2020 г.

>